old_bottles (old_bottles) wrote,
old_bottles
old_bottles

Categories:

Bernd Brinkmann. Керамические бутылки для рижского бальзама Кунца - подделки в 18 веке. Ч.1

Bernd Brinkmann. Керамические бутылки для бальзама Kunze из Риги - подделки в 18 веке. Ч.1.
(от переводчика: автор почему-то называет Сергея Лелюхина Симоном).

Несколько авторов уже сообщали о бутылках или кувшинах с бальзамом, или кувшинах с бальзамом , хотя и в основном случайных, в своих публикациях на тему кувшинов и доставки минеральной воды или в связи с находками на археологических раскопках . Впервые около 1752 года фармацевт Авраам Кунце в Риге изготовил бальзам, полученный в основном из побегов кедровой сосны, который был назван в его честь . Рига, теперь столица Латвии и самый большой город в Прибалтике, в то время принадлежал России. Во время Великой Северной войны (1700-1721), Эстония и Ливония были потеряны для шведов и стали территорией Российской Империи. Рига была административным центром Лифляндской губернии.

«Кунцевский бальзам» - постоянная борьба с имитациями

«Кунцевский бальзам» поставлялся на рынок в керамических кувшинах и бутылях, и служил главным образом как средство «от лихорадки, желудочных колик, зубной и головной боли, ожогов, обморожений и вывихов, помогает также при опухолях, ядовитых укусах, переломах рук и ног, особенно при закрытых, колотых и рубленых ранениях. Он лечит самые опасные основные раны за пять, самое большее шесть дней». В 1762 году один штоф (1,2 литра) бальзама от производителя, Авраама Кунце, стоил два талера.

После смерти Авраама Кунце в продаже в 1766 году появились «склянки» с бальзамом от Питера Даниэля Адама, который утверждал, что бальзам производился им в течение 25 лет и что Кунце «позаимствовал его у меня» . Вдова Авраама Кунце защищала себя от этого обвинения. В своем ответе она поинтересовалась, почему Адам не говорил об этом при жизни Кунце, и, в свою очередь, объявила, что «правильный целительный бальзам» можно получить только от нее.

В 1769 году подделки бальзама появились вместе с фальсифицированными печатями. Вдова Кунце еще раз заявила, что настоящий бальзам продается только в «бутылках, кувшинах и бутылях», которые имеют печать с инициалами «A.K.» и названием «BALSAM» . В 1770 году, после очередной жалобы от вдовы, городской совет в Риге объявил, что любой, кто продает бальзам, который не сделала вдова Ева София Кунце, будет платить штраф .

В августе 1774 года вдова снова предупредила о подделке и сослалась на запечатывание своих кувшинов и бутылей, но спустя четыре месяца Мартин Рослау объявил в прессе, что он «С Высочайшего позволения, настоящий так называемый бальзам Кунце – это бальзам, произведенный здесь, в Риге». Он также предупреждает о подделке и сообщает, что на упаковке его продукта имеются буквы «„M. R. Balsam» и к бутылям приклеена бумага, на которой отмечены его привилегия и адрес. Ссылка на «Высочайшее Позволение» указывает, что вдова Кунце боролась с имитаторами, а теперь потеряла свою привилегию быть в состоянии производить и продавать бальзам самостоятельно. Но и Мартин Рослау, как новый владелец привилегии, которая дала ему право «изготавливать и продавать так называемые бальзамы Кунце», воевал в 1777 году против «имитаций коммерческих людей» и получил официальную поддержку, опубликовавшую приказ, что нужно «воздерживаться от имитаций этого целебного бальзама во всех отношениях», а «непослушных» следует строго наказывать.

Как долго Мартин Рослау мог использовать эту привилегию, неизвестно. Бальзам привозился во многие города России в конце 1780-х годов, а также поставлялся за границу. Прибыльный бизнес продолжал манить завистливых людей, которые тоже хотели участвовать в нем мошенническими способами. Высшие уровни правительства и организаций были заинтересованы в защите привилегий производителя. Однако в соответствующих нормативных актах также упоминаются возможные негативные последствия для здоровья потребителей.

Тем временем привилегия на производство и распространение бальзама была предоставлена бизнесмену Симону Лелюхину из русского города Вязьма. Еще не было возможности определить, когда эта привилегия была предоставлена. Однако керамический фрагмент с инициалами С. Лелюхина 1786 года показывает, что он уже занимался бизнесом в то время.

По словам Экардта, генерал-губернатор в Риге граф Браун был далеко не бескорыстен, потому что Лелюхин обещал купить ингредиенты для производства бальзама в усадьбах графства и уже заплатил за это немалую сумму. Но Лелюхин также «внес свой вклад». Одобрение Императорской Медицинской Коллегии с подтверждением от действующего Сената дало привилегию продавать этот медицинский бальзам, сделанный им, по всей Российской империи и за рубежом».
2 февраля 1789 года Медицинская коллегия попросила правительство губернатора строго соблюдать запрет на имитацию и наказывать виновных. В случаях, когда таких мошенников поймают, торговцу Лелюхину и его агенту следовало «оказать всю помощь». В 1790 году указ еще раз подтвердил уникальную позицию производства бальзама Лелюхиным. Эти уведомления и соответствующие органы также показывают, что бальзам все еще считался лекарством, хотя было известно, что людям в России он тоже понравился «Подается как бренди, а также как ударяет в голову как арак».

Лелюхин начал производить бальзам в больших количествах в 1789 году и создал для этого фабрику на Клюверсгольме, острове на западном берегу Даугавы (нынешний островок Кливерсала в черте Риги) (фото 2).

Уже в следующем году рижский купец Ветошников хотел конкурировать с бальзамом Симона Лелюхина своим собственным травяным крепким алкогольным напитком. Поэтому именно был издан Указ, согласно которому Санкт-петербургской аптеке было приказано изготовить напиток в соответствии с инструкциями Ветошникова и отправить его в морские и полевые госпитали для проверки на больных. Заключение врачей было разрушительным: образец выглядел как бальзам, произведенный Лелюхиным, но «он не обладал достаточной целебной силой». В больницах медицинская профессия пришла к выводу, что травяной алкогольный напиток по рецепту Ветошникова, «имитирующий бальзам Лелюхина», не только бесполезен, но скорее вреден, но так называемый бальзам Кунце, изготовленный купцом Лелюхиным, как для внутренних, так и для внешних болезней невероятно целительный». Процесс завершился подтверждением того, что только Лелюхину было разрешено производить настоящий бальзам Кунце, а также соответствующим запретом на имитацию и угрозой наказания.

Симон Лелюхин умер 12 октября 1791 года. 3 ноября 1791 года это стало известно от его сына Георгия Лелюхина, «с которым его отец поделился секретом приготовления, [...] лечебный бальзам Кунце в будущем, как и сейчас, того же качества, что и раньше, будет изготовлен на упомянутых фабриках Лелюхина».

Однако успешное продолжение бальзамного бизнеса резко изменилось благодаря указу от 16 июля 1796 года, согласно которому бальзам в России можно было продавать только через аптеки. Это не повлияло на экспорт за границу, но для Лелюхина этот указ означал массу ограничений возможностей продаж. Это также заблокировало продажу очень больших запасов на заводе в Риге и на территории России.
Лелюхин попытался повторно выйти на рынок и какое-то время был успешен. Император Павел I одобрил продажу бальзама в количестве порядка 72 580 кувшинов, 38 376 кварт и 155 000 полукварт в августе 1797 года при определенных условиях. Одобрение было дано при условии, что данные по количеству сосудов для продажи предъявляются в Kameralhof (орган, который управляет коронным доходом губернаторов), где их должны были зафиксировать и поставить (на документе?) печать. На месте было важно убедиться, что не более указанного количества бальзама «было выставлено на продажу и что никто больше не выставлял».

Ограничения не остались без последствий для компании. По-видимому, производство было сокращено, так как в 1797 году в газетах появилась реклама, в которой Лелюхин предлагал для продажи перегонные кубы, бочки и другое операционное оборудование.

Аптекам также приходилось защищаться от подделок бальзама, и в 1806 году было объявлено, что «только в привилегированных рижских аптеках продается настоящий Рижский бальзам, а именно доступны штоф за 1 талер, половина штофа – за 25 марок, четверть штофа – за 15 марок и одна восьмая штофа – за 7,5 марок. Этот бальзам имеет название «Рижский бальзам» и следующие инициалы фармацевтов, которые выпускают его: I:C:K. – I:F:S. – I:A:A:L. – I:F:N. – G:L:S. – H:A:S. – I:G:B. – B:G:P.». Инициалы можно было ставить следующим владельцам рижских аптек:

«I.C.K.» - Иоганн Джордж Кирхгофф (1745-1810), аптека Kalkstrasse, владелец 1801-1810
«I.F.S.» - Иоахим Фридрих Шиллхорн (1756-1831), «Загородная аптека», владелец 1791-1821
«I.A.A.L.» - Иоганн Адольф Август Лютке (1765-1808), «Голубая аптека», владелец 1797-1808
«I.F.N.» - Иоганн Фридрих Мартин Ноа (1749-1809), «Зеленая аптека», владелец 1801-1809
«G.L.S.» - Герхард Людольф Зезен (1752-1831), «Королевская», позже «Львиная» аптека, владелец 1793-1831
- «H.A.S.» Генрих Август Шрайбер (1770-1846), «Маленькая аптека», владелец 1805-1814
- «I.G.B.» Иоганн Готтлиб Брандт (1756-1829), аптека «Hirsch», владелец 1782-1829
- «B.G.P.» Бенджамин Готлиб Преториус (1760-1828), аптека «Лебедь», владелец 1796-1824

Поскольку Георгий Лелюхин мог продавать свой бальзам только за границей, 27 мая 1807 года он обратился с просьбой к предпринимателям, которые торговали за границей из Риги, чтобы привлечь их к торговле бальзамами. Предположительно, эта мера должна была помочь ликвидировать оставшиеся запасы; работу фабрики по производству бальзама продолжать стало невозможно и в том же году ее закрыли.

Дальнейшее развитие рижского бальзамного бизнеса более подробно здесь обсуждаться не будет. Кстати, термин «Рижский бальзам» не использовался до начала 19-го века, в то время всегда говорили о «Кунцевском», с 1800-х его иногда называли «Рижским». Продажа бальзама - теперь уже не как лекарства, а как спиртного - действительно возобновилась после того, как компания Альберта Вольфшмидта вошла в бизнес в 1847 году. Однако традиция была сохранена: напиток, который теперь состоит из 24 ингредиентов, все еще можно найти в керамических бутылке, кувшине или в винных магазинах с широким ассортиментом, хотя порой для его розлива использовались стеклянные бутылки с соответствующей маркировкой.

Традиционная благодарность Марии Степановой https://vk.com/aleidamt за перевод
Tags: Мария Степанова, Рижский бальзам
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments