old_bottles (old_bottles) wrote,
old_bottles
old_bottles

Category:

BERND BRINKMANN. КЕРАМИЧЕСКИЕ БУТЫЛКИ ДЛЯ РИЖСКОГО БАЛЬЗАМА КУНЦА - ПОДДЕЛКИ В 18 ВЕКЕ. Ч.3

Bernd Brinkmann. Керамические бутылки для бальзама Kunze из Риги - подделки в 18 веке. Ч.3

Бальзамные бутылки - неприятность для курфюста Трира и его судебной палаты

В Германии «бальзамные бутылки» впервые упоминались в архивах в марте 1782 года в протоколах судебной канцелярии Трира, поскольку в 18 веке остро стояла тема подделок минеральной воды из Нижней Саксонии и постоянной повесткой были запрещенные поставки бытулей, изготовленных гончарами Трирского курфюшества, для источников других княжеств. В 1782 году Совет Палаты суда заявил, что «братья Камп из Хильшайда преднамеренно провели обжиг в печи изделий, маркированных в середине Трирским крестом и имеющим по кругу клейма слово «бальзам». Однако внизу стояли инициалы I.C.». Бутыли были доставлены в Амстердам и прибыли в Ригу на корабле голландского капитана Бринкманна. Также «после более точных новостей о конфискации» их должны были наполнять не бальзамом, а другой минеральной водой.

Минеральная вода как содержимое керамических бутылок для бальзама подтверждается и в других источниках. Айзенбах сообщает, что бальзамные бутыли с инициалами «IC», которые были заполнены минеральной водой неизвестного происхождения, появились в Санкт-Петербурге и Риге, а Нинхаус цитирует сообщение из «Народной газеты Кобленца» от 1926 года: «В Москве лейб-медик великого князя предписал постоянно употреблять сельтерскую воду, но принимать только из оригинальных бутылей; потому что «бальзамная бутыль», продаваемая в Риге, очень похожа на бутылку с сельтерской водой, но она более низкого качества».

Палата посчитала, что в будущем «ненужные бутыли» должны быть cломаны перед обжигом, но решила повторить указание для таможен в Боппарде и Леутсдорфе «проявлять самое пристальное внимание к непропусканию этих сосудов». Курфюст также попросил дать заключение «о том, как застраховать себя от отправления указанных здесь сосудов за пределы страны с полной уверенностью и законными полномочиями».

Поэтому «Иоганн Кампен и соучастник» были вызваны комиссией по расследованию и допрошены 19 августа 1782 года». Они признали, что весной три партии керамических бутылей с Трирским крестом и надписью "BALSAM" были изготовлены по заказу их клиента, ныне покойного Фридриха Бринкманна из Амстердама, доставлены ему, и они получили шесть гульденов за 100 штук. Были еще заказы от 30 до 40 тысяч бутылей, заказчиком был некий Ниезен, предположительно опекун детей Бринкманна (ставший позже партнером амстердамской компании «N. Nissen & Zoon»).

Можно предположить, что инициалы «IC» под клеймом с надписью «BALSAM» были знаком гончара Иоганна Кэмпа (J = I), представителя и управляющего директора гончарного предприятия братьев Кэмп. Буквы, вероятно, также использовались как торговая марка гончарной мастерской во время первой доставки (фото 1).

Судебная палата Триера справедливо видела в этом риск путаницы с маркировкой «CT» («Cur-Trier»), которые ставились на бутыли с сельтерской минеральной водой, потому что Ниезен и Зун, по-видимому, учитывали такую вероятность. В феврале 1784 года они не только потребовали, чтобы эти две буквы находились точно под клеймом, но также оговорили, что порядок следования букв следует поменять местами (CJ). Это еще больше увеличило сходство с клеймом сельтерской минеральной воды. В деловых бумагах не упоминается расположение букв C и J в центре штампа, но эта версия сохранилась благодаря фрагментам, найденным в Хиллшайде (фото 2-3).

В том же 1784 году на таможне Лютесдорфа было задержано и разгружено судно с 15 000 бутылей. Груз прибыл с предприятия Якоба Кэмпа из Хиллшайда и должен был быть вывезен из страны. Кампу было сообщено о запрете на экспорт приказом от 21 сентября 1782 года, «но поскольку гильдия бутылочных гончаров весьма убедительно делает вид, что камеральный приказ от 21 сентября 1782 года никогда не был им известен», было решено, что «груз должен быть освобожден с некоторыми ограничениями количества». Однако также в приказе была и необходимость привлечения к ответственности таможенников Кобленца, поскольку там груз пропустили. Было также приказано "сделать самые тщательные расследования" об использовании бутылей, заказанных амстердамскими торговцами.

Оживленная переписка с компанией «Nissen & Zoon» - снова и снова о сроках поставки - вероятно, привела к тому, что заказ на 60 000 бальзамных бутылей, наконец, должен был быть выполнен в Могендорфе, который относился к княжеству Вид (Wied). Было опасение, что кувшины снова будут помечены трирским крестом и буквами CT. В дополнение к обсуждению этого вопроса, которое было зарегистрировано 20 июля 1784 года, проводились консультации с тайным советником фон Пидоллом, правительственным комиссаром по вопросам гильдии кувшинных, горшечных и трубочных гончаров. Было обсуждено, что нельзя настаивать на том, чтобы слово «BALSAM» располагалось не по кругу клейма, а по горизонтальной линии, и что синий цвет кольца тоже не следует запрещать, поскольку он также будет использоваться для маркировки внешних источников, например, Швальбах, Файхингер, Эмзер и новый источник в Майнце. Кстати, «до сих пор невозможно представить какие-либо доказательства того, что бутыли, имеющие клеймо со словом «BALSAM», наполнялись поддельной сельтерской». С другой стороны, «необходимо разрешить использование бутылей с только наименее похожими символами на герб Трира или крест; в конце концов, измененный приказ будет передан таможне в Лендесдорфе, чтобы не давали экспортировать все бутылки с трирским крестом». Аналогичное решение было принято судом в Кельнском курфюршестве для таможни, расположенной под Кельном. Граф фон Нойвид должен быть немедленно уведомлен об этом серьезном решении, чтобы он мог «время от времени предупреждать своего гончара, изготавливающего бутыли, обо всех возможных убытках».

Заказчики «бальзамных» бутылей использовали не только маркировку сельтерского источника. Существовали также кувшины с полосой в центре клейма, дублирующим фамильный герб графа фон дер Лайена, потому что и для кувшинов с этим вариантом маркировки - «какая она была нужна для источника Шваллер в Наштеттене» руководитель гончарной мастерской Камп из Хиллшайда также попросил экспортную лицензию в 1784 году. Одобрение было предоставлено при соблюдении условий: кобальтово-синяя окантовка должна быть вдвое больше, чем у сельтерских бутылок, полоса должна быть шире, а надпись BALSAM должна быть отчетливой, при этом исключено двойное написание букв S и L. Для получения лицензии необходимо было предоставить образец бутыли.

Неприятные столкновения между судом Трирского курфюршества и гончарами из-за бальзамных бутылок были тесно связаны с их поставками на Ройсдорфский источник. Здесь также суд Трирского курфюршества (а позднее и администрация источника Нассау) боролся с аналогично выглядящими марками источников, что, по их мнению, могло привести к путанице с символом сельтерского источника. Оказалось что «покупатели воды с вышеупомянутого Ройсдорфского источника также являются заказчиками необычайно большого количества бальзамных бутылок». За них те, которые могли изготовить аналогичные керамические контейнеры для Ройсдорфского источника, получали более высокий "гончарный доход“, чем за остальные поставки. Эти выводы привели к тому, что запрет на экспорт керамических бутылей в Трирском курфюршестве был снят при условии, что не будет риска путаницы марок источников минеральной воды; потому что нельзя было желать «лишить и без того бедного гончара такого богатого источника питания».

То, что отношение судебной палаты изменилось, также видно из того факта, что правительство даже предложило предоставить гончарам Трира адреса клиентов для бальзамных бутылок, чтобы расширить их возможность заработать. Уже в 1787 году гончару Вильгельму Хирцу из Хёра было разрешено вывезти 40 000 бальзамных бутылок «из страны», а «Список иностранных бутылей из Хильшайда» показывает, что с 15 июля 1790 года по 26 мая 1791 года 12 гончарными мастерскими из Хильшайда были построены 14 печей для производства данных сосудов. Из них девять были изготовлены в июле 1790 г. и только 5 за оставшиеся 10 месяцев. Снижение могло быть связано с началом производства на керамическом заводе, основанном в Риге.

Бальзамные бутылки изготавливались не только в Канненбекерланде и Риге, но также в Гессенском гончарном центре в Гросальмероде. В дополнение к некоторым поддельным маркам Селтерской, Ханс-Георг Стефан показывает два фрагмента со словом «balsam» на клейме (фото 4-5). В случае этих двух фрагментов в центре стоят не инициалы «SL», а, возможно, часть герба или торговой марки. Остается открытым вопрос о том, действительно ли бутылки, изготовленные в Гросальмероде, использовались для розлива бальзама в Риге.

Традиционная благодарность Марии Степановой https://vk.com/aleidamt за перевод
Tags: Мария Степанова, Рижский бальзам
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments