Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

old_bottles

Обменяю, куплю или приму в дар старинные бутылки и флаконы

ИЩУ в коллекцию старинные бутылки и флаконы с надписями и рисунками, этикетками или необычной формы, а так же любые бутылки и флаконы старше середины 19 в. Керамические пробки, этикетки, корковые пробки и капсюли с надписями и любая околобутылочная атрибутика так же интересна. Моя почта old_bottles@mail.ru

Так же в этой прикреплённой теме буду выставлять все последние версии каталогов старинных бутылок, чтобы вам не приходилось искать их постоянно


Ссылка на облако для скачивания.

https://drive.google.com/drive/folders/1r1ik72dmvxRKbIiqvmxGzC--f2YYw6xG?usp=sharing
old_bottles

Каталоги старинных бутылок -2020. Предисловие.

Пока коллеги по хобби разыскивают ошибки и готовят дополнения к каталогам старинных бутылок редакции 2020, напишу небольшое предисловие.
По просьбам коллег в этой редакции произошли некоторые изменения. Во-первых немного переделал названия каталогов, чтобы хоть как-то они походили на околонаучную работу. Во-вторых разделил каталоги на период Российской империи и период СССР. Надеюсь это облегчит многим поиск. Ну и выделил в отдельный каталог штофы и ранние бутылки с упоминанием стекольных заводов, а не содержимого, приблизив таким образом на один маленький шажок мечту о создании каталога клейм на ранних бутылках. Как обычно в течении года мне помогали десятки- если не сотни сочувствующих. Кто-то обнаружил у себя бутылку или флакон, которого не было в каталоге, кто-то увидел опечатку или ошибку, кто-то прислал изображения рекламы, открыток, этикеток по нужной теме, чтобы каталоги разбавить каталоги занимательными картинками. Всем вам- Спасибо! В скором времени опубликую каталоги для широкого круга читателей. Ну а картинка - просто для привлечения внимания.
old_bottles

Подробнее об описании старинных бутылок.

Приветствую всех небезучастных! Решил сегодня на примере одной бутылки ввести в широкое применение некоторые термины и понятия, пытаясь установить коллекционирование старинных бутылок на более научную колею. Сразу забегая вперёд. Если в этой заметке что-то неправильно или не точно- поправляйте, будем совершенствовать всю эту бутылочную терминологию.

Бутылка санкт-петербургского пивоваренного завода Новая Бавария обозначена в "Каталоге старинных бутылок для пива, кваса, фруктовых и минеральных вод" под номером СПБ-НБ-0717.

Бутылка классической формы (похоже, самая распространённая форма бутылок, поэтому я назвал такую форму классической),29,5 см.
зелёного цвета (назовём этот цвет зелёным, в отличии, например, от оливкового и изумрудного). Венчик типовой с кольцом (венчик это навершие на горле. Будем считать такой тип венчика, иногда чуть более цилиндрический, иногда округлый - типовым. Ну и если под ним есть кольцо, тоже будем обращать на это внимание).
Технология производства - выдувка в 2х составную форму ( До того, как Мария Степанова взялась за перевод зарубежных статей о технологии выдувки старинных бутылок я условно для себя выделил несколько основных видов : Машинное производство - с помощью автоматов и полуавтоматов; выдувка в 1-, 2х-, 3х-составную форму и поворотное производство. Выдувка в 2х составную форму означает, что с боков бутылки присутствуют два шва, начинающиеся у дна и пропадающие у верхней части горла или края венчика. Хотя по-хорошему форма состоит не из двух частей, а из трёх:-боковых и донной).
На горле узор из продольных линий. (Если у вас есть лучший вариант, как обозвать эту штукенцию - напишите).
Л.С.: изображение Государственного герба с Н на щите НОВАЯ БАВАРIЯ С.П.Б. (Двуглавый орёл на бутылке означал 1е, 2е или 3е место на дореволюционной Художественно-промышленной выставке (поправьте, если ошибся) либо право ношения звания Поставщика Двора Его Величества вплоть до 1901 когда для Поставщика появился собственный герб. Почему двуглавый орёл наносился на аптечные флаконы я не знаю. Знаете-подскажите. Буква Н на щите означает, что бутылка произведена в правление Николая Второго, то есть после 1896г. Ну а надпись СПБ, а не Петроград, например, должна говорить о том, что бутылка до 1914 года. Что касается Сухого закона 1914-1920х гг., я не уверен что производство дореволюционных пивных бутылок остановилось в 1914 г. Наверняка и в провинции и на периферии Империи, можно было раздобыть пиво в фирменной бутылке и после объявления сухого закона. Опять же, если я неправ, прошу сообщить)
О.С.: Можно было просто написать - без надписей, но правильнее будет без легенд. Легенда здесь и надпись и рисунок и вензель.
Дно: БК 1/20. (Мишеронский завод братьев Костерёвых - через "ё")
Надеюсь Вопросы и предложения будут. Пишите!
old_bottles

BERND BRINKMANN. КЕРАМИЧЕСКИЕ БУТЫЛКИ ДЛЯ РИЖСКОГО БАЛЬЗАМА КУНЦА - ПОДДЕЛКИ В 18 ВЕКЕ. Ч.5

Фото 1 - керамическая бутыль типа D, оттиск печати: надпись BALSAM, в центре переплетенные инициалы SL, увенчанные короной. Коллекция: G. M. Forneck, Höhr-Grenzhausen.

Фото 2 - керамическая бутыль типа D, оттиск печати: надпись BALSAM, в центре едва различимые переплетенные инициалы SL. Коллекция: Баварский национальный музей, Мюнхен, инв. 76 / 213,138

Фото 3 - керамическая бутыль типа D, оттиск печати: надпись BALSAM, знаки в центре практические не различимы. Коллекция: Культурно-исторический музей Оснабрюка

Фото 4 - керамическая бутыль типа D, оттиск печати: надпись BALSAM, знаки в центре едва различимы. Высота: 29,2 см, диаметр донца - 9,1 см. Коллекция: P. Schlarb, Франкфурт-на-Майне.

Фото 5 - Оттиск печати на керамическом фрагменте бутыли типа D, надписи BALSAM и в центре едва различимы. Местоположение: Община Вайльхайм, Строительная площадка Универмаг Rid (Hagn / Veit 1986, стр. 66). Коллекция: Городской музей Вайльхайма-ин-Обербайерна

Фото 6 - керамическая бутыль типа D, оттиск печати: надпись BALSAM, в центре коронованные инициалы SL. Высота - 24,5 см, диаметр донца - 7,5 см, диаметр макс.- 7,9 см, содержимое 0,6 литра. B. Brinkmann, Inv.-Nr. Bri 810

Фото 7 - керамическая бутыль типа D, оттиск печати: надпись BALSAM, в центре коронованные инициалы SL. Высота - 28,5 см, диаметр донца - 9,8 см, диаметр макс.- 10,2 см, емкость 1,3 литра.

Традиционная благодарность Марии Степановой https://vk.com/aleidamt за перевод
old_bottles

BERND BRINKMANN. КЕРАМИЧЕСКИЕ БУТЫЛКИ ДЛЯ РИЖСКОГО БАЛЬЗАМА КУНЦА - ПОДДЕЛКИ В 18 ВЕКЕ. Ч.4

Bernd Brinkmann. Керамические бутылки для бальзама Kunze из Риги - подделки в 18 веке. Ч.4

Бальзамные бутыли и их клейма

Клейма, которые появляются на бальзамных бутылках в течение примерно 20 лет, очень сильно различаются, и некоторые из них можно обнаружить только на фрагментах разбившихся или забракованных в гончарной мастерской. Встречается неправильное написание слова BALLSAMM (фото 8). Тот факт, что сплетенные инициалы SL Симона (мы помним, что он Сергей) Лелюхина очень четко видны на фрагментах, но едва различимы на большинстве известных бутылок, может быть связан с тем фактом, что только фрагменты с идеальной печатью считались достойными сбора и хранения (видимо, здесь речь про археологов и музейщиков). Из-за ограничительных мер Трирского курфюшества нет уверенности в том, что все бутылки с клеймами также достигли Риги и использовались для розлива бальзама. Идентификация места производства (Вестерфельд или Рига) полностью сохранившихся бутылок (фото в следующем посте будут) невозможна из-за отсутствия соответствующих отходов (фрагментов с клеймами) гончарных предприятий.

Фото 1-2 керамическая бутыль типа C может ассоциироваться с Johann Camp и изначально быть предназначена для бальзама, благодаря клему "i c". Однако использование ее для бальзама Кунце не гарантируется. На марке изображен крест, сделанный из очень узких полос в одинаково узком круге; в верхнем части креста буквы i c. Высота 28 см, диаметр донца - 10 см, диаметр макс - 12,1 см, объем 1,6 л. Коллекция: B. Brinkmann, Inv.-Nr. Bri 865

Фото 3 - фрагмент керамической бутылки, оттиск печати: надпись BALSAM, в центре сплетенные инициалы SL, увенчанные короной, и дата: 1786 год; кобальтово-синее обрамление оттиска печати. Была найдена:: Хиллшайд, строительная яма старой церкви на глубине около 5 м. Коллекция: O. Menne, Hillscheid

Фото 4 - фрагмент керамической бутылки, оттиск печати: надпись BALSAM по кругу, в центре инициалы Симона (Сергея) Лелюхина, кобальтово-синее обрамление вокруг оттиска печати. Расположение: Hillscheid. Коллекция: G. M. Forneck, Höhr-Grenzhausen

Фото 5 - керамическая бутылка, оттиск печати: надпись BALSAM, в центре сплетенные инициалы SL, увенчанные короной, кобальтово-синее обрамление вокруг оттиска печати. Коллекция: B. Barfues

Фото 6 - фрагмент керамической бутыли, оттиск печати: надпись BALSAM, в центре сплетенные инициалы SL, увенчанные короной, кобальтово-синее обрамление вокруг оттиска печати. Расположение: Hillscheid Коллекция: G. M. Forneck, Höhr-Grenzhausen

Фото 7 - фрагмент керамической бутыли, оттиск печати: надпись BALSAM, в центре сплетенные инициалы SL, увенчанные короной, кобальтово-синее обрамление вокруг оттиска печати. Расположение: Hillscheid Коллекция: G. M. Forneck, Höhr-Grenzhausen

Фото 8 - керамическая бутыль типа D; оттиск: неверная грамматически надпись BALLSAMM, в центре инициалы SL, увенчанные короной. Коллекция: Музей керамики Scheibbs, Нижняя Австрия.

Традиционная благодарность Марии Степановой https://vk.com/aleidamt за перевод
old_bottles

BERND BRINKMANN. КЕРАМИЧЕСКИЕ БУТЫЛКИ ДЛЯ РИЖСКОГО БАЛЬЗАМА КУНЦА - ПОДДЕЛКИ В 18 ВЕКЕ. Ч.3

Bernd Brinkmann. Керамические бутылки для бальзама Kunze из Риги - подделки в 18 веке. Ч.3

Бальзамные бутылки - неприятность для курфюста Трира и его судебной палаты

В Германии «бальзамные бутылки» впервые упоминались в архивах в марте 1782 года в протоколах судебной канцелярии Трира, поскольку в 18 веке остро стояла тема подделок минеральной воды из Нижней Саксонии и постоянной повесткой были запрещенные поставки бытулей, изготовленных гончарами Трирского курфюшества, для источников других княжеств. В 1782 году Совет Палаты суда заявил, что «братья Камп из Хильшайда преднамеренно провели обжиг в печи изделий, маркированных в середине Трирским крестом и имеющим по кругу клейма слово «бальзам». Однако внизу стояли инициалы I.C.». Бутыли были доставлены в Амстердам и прибыли в Ригу на корабле голландского капитана Бринкманна. Также «после более точных новостей о конфискации» их должны были наполнять не бальзамом, а другой минеральной водой.

Минеральная вода как содержимое керамических бутылок для бальзама подтверждается и в других источниках. Айзенбах сообщает, что бальзамные бутыли с инициалами «IC», которые были заполнены минеральной водой неизвестного происхождения, появились в Санкт-Петербурге и Риге, а Нинхаус цитирует сообщение из «Народной газеты Кобленца» от 1926 года: «В Москве лейб-медик великого князя предписал постоянно употреблять сельтерскую воду, но принимать только из оригинальных бутылей; потому что «бальзамная бутыль», продаваемая в Риге, очень похожа на бутылку с сельтерской водой, но она более низкого качества».

Палата посчитала, что в будущем «ненужные бутыли» должны быть cломаны перед обжигом, но решила повторить указание для таможен в Боппарде и Леутсдорфе «проявлять самое пристальное внимание к непропусканию этих сосудов». Курфюст также попросил дать заключение «о том, как застраховать себя от отправления указанных здесь сосудов за пределы страны с полной уверенностью и законными полномочиями».

Поэтому «Иоганн Кампен и соучастник» были вызваны комиссией по расследованию и допрошены 19 августа 1782 года». Они признали, что весной три партии керамических бутылей с Трирским крестом и надписью "BALSAM" были изготовлены по заказу их клиента, ныне покойного Фридриха Бринкманна из Амстердама, доставлены ему, и они получили шесть гульденов за 100 штук. Были еще заказы от 30 до 40 тысяч бутылей, заказчиком был некий Ниезен, предположительно опекун детей Бринкманна (ставший позже партнером амстердамской компании «N. Nissen & Zoon»).

Можно предположить, что инициалы «IC» под клеймом с надписью «BALSAM» были знаком гончара Иоганна Кэмпа (J = I), представителя и управляющего директора гончарного предприятия братьев Кэмп. Буквы, вероятно, также использовались как торговая марка гончарной мастерской во время первой доставки (фото 1).

Судебная палата Триера справедливо видела в этом риск путаницы с маркировкой «CT» («Cur-Trier»), которые ставились на бутыли с сельтерской минеральной водой, потому что Ниезен и Зун, по-видимому, учитывали такую вероятность. В феврале 1784 года они не только потребовали, чтобы эти две буквы находились точно под клеймом, но также оговорили, что порядок следования букв следует поменять местами (CJ). Это еще больше увеличило сходство с клеймом сельтерской минеральной воды. В деловых бумагах не упоминается расположение букв C и J в центре штампа, но эта версия сохранилась благодаря фрагментам, найденным в Хиллшайде (фото 2-3).

В том же 1784 году на таможне Лютесдорфа было задержано и разгружено судно с 15 000 бутылей. Груз прибыл с предприятия Якоба Кэмпа из Хиллшайда и должен был быть вывезен из страны. Кампу было сообщено о запрете на экспорт приказом от 21 сентября 1782 года, «но поскольку гильдия бутылочных гончаров весьма убедительно делает вид, что камеральный приказ от 21 сентября 1782 года никогда не был им известен», было решено, что «груз должен быть освобожден с некоторыми ограничениями количества». Однако также в приказе была и необходимость привлечения к ответственности таможенников Кобленца, поскольку там груз пропустили. Было также приказано "сделать самые тщательные расследования" об использовании бутылей, заказанных амстердамскими торговцами.

Оживленная переписка с компанией «Nissen & Zoon» - снова и снова о сроках поставки - вероятно, привела к тому, что заказ на 60 000 бальзамных бутылей, наконец, должен был быть выполнен в Могендорфе, который относился к княжеству Вид (Wied). Было опасение, что кувшины снова будут помечены трирским крестом и буквами CT. В дополнение к обсуждению этого вопроса, которое было зарегистрировано 20 июля 1784 года, проводились консультации с тайным советником фон Пидоллом, правительственным комиссаром по вопросам гильдии кувшинных, горшечных и трубочных гончаров. Было обсуждено, что нельзя настаивать на том, чтобы слово «BALSAM» располагалось не по кругу клейма, а по горизонтальной линии, и что синий цвет кольца тоже не следует запрещать, поскольку он также будет использоваться для маркировки внешних источников, например, Швальбах, Файхингер, Эмзер и новый источник в Майнце. Кстати, «до сих пор невозможно представить какие-либо доказательства того, что бутыли, имеющие клеймо со словом «BALSAM», наполнялись поддельной сельтерской». С другой стороны, «необходимо разрешить использование бутылей с только наименее похожими символами на герб Трира или крест; в конце концов, измененный приказ будет передан таможне в Лендесдорфе, чтобы не давали экспортировать все бутылки с трирским крестом». Аналогичное решение было принято судом в Кельнском курфюршестве для таможни, расположенной под Кельном. Граф фон Нойвид должен быть немедленно уведомлен об этом серьезном решении, чтобы он мог «время от времени предупреждать своего гончара, изготавливающего бутыли, обо всех возможных убытках».

Заказчики «бальзамных» бутылей использовали не только маркировку сельтерского источника. Существовали также кувшины с полосой в центре клейма, дублирующим фамильный герб графа фон дер Лайена, потому что и для кувшинов с этим вариантом маркировки - «какая она была нужна для источника Шваллер в Наштеттене» руководитель гончарной мастерской Камп из Хиллшайда также попросил экспортную лицензию в 1784 году. Одобрение было предоставлено при соблюдении условий: кобальтово-синяя окантовка должна быть вдвое больше, чем у сельтерских бутылок, полоса должна быть шире, а надпись BALSAM должна быть отчетливой, при этом исключено двойное написание букв S и L. Для получения лицензии необходимо было предоставить образец бутыли.

Неприятные столкновения между судом Трирского курфюршества и гончарами из-за бальзамных бутылок были тесно связаны с их поставками на Ройсдорфский источник. Здесь также суд Трирского курфюршества (а позднее и администрация источника Нассау) боролся с аналогично выглядящими марками источников, что, по их мнению, могло привести к путанице с символом сельтерского источника. Оказалось что «покупатели воды с вышеупомянутого Ройсдорфского источника также являются заказчиками необычайно большого количества бальзамных бутылок». За них те, которые могли изготовить аналогичные керамические контейнеры для Ройсдорфского источника, получали более высокий "гончарный доход“, чем за остальные поставки. Эти выводы привели к тому, что запрет на экспорт керамических бутылей в Трирском курфюршестве был снят при условии, что не будет риска путаницы марок источников минеральной воды; потому что нельзя было желать «лишить и без того бедного гончара такого богатого источника питания».

То, что отношение судебной палаты изменилось, также видно из того факта, что правительство даже предложило предоставить гончарам Трира адреса клиентов для бальзамных бутылок, чтобы расширить их возможность заработать. Уже в 1787 году гончару Вильгельму Хирцу из Хёра было разрешено вывезти 40 000 бальзамных бутылок «из страны», а «Список иностранных бутылей из Хильшайда» показывает, что с 15 июля 1790 года по 26 мая 1791 года 12 гончарными мастерскими из Хильшайда были построены 14 печей для производства данных сосудов. Из них девять были изготовлены в июле 1790 г. и только 5 за оставшиеся 10 месяцев. Снижение могло быть связано с началом производства на керамическом заводе, основанном в Риге.

Бальзамные бутылки изготавливались не только в Канненбекерланде и Риге, но также в Гессенском гончарном центре в Гросальмероде. В дополнение к некоторым поддельным маркам Селтерской, Ханс-Георг Стефан показывает два фрагмента со словом «balsam» на клейме (фото 4-5). В случае этих двух фрагментов в центре стоят не инициалы «SL», а, возможно, часть герба или торговой марки. Остается открытым вопрос о том, действительно ли бутылки, изготовленные в Гросальмероде, использовались для розлива бальзама в Риге.

Традиционная благодарность Марии Степановой https://vk.com/aleidamt за перевод
old_bottles

BERND BRINKMANN. КЕРАМИЧЕСКИЕ БУТЫЛКИ ДЛЯ РИЖСКОГО БАЛЬЗАМА КУНЦА - ПОДДЕЛКИ В 18 ВЕКЕ. Ч.2

Bernd Brinkmann. Керамические бутылки для бальзама Kunze из Риги - подделки в 18 веке. Ч.2

Фабрика по производству керамических бутылок Иоганна Вильгельма Хельмунда

В 1780-х годах керамические бутылки или кувшины для продажи бальзама в больших количествах закупались в Амстердаме, поставляемые туда из Kannenbäckerland («земля кувшинов» в центральной Германии, который простирается от Виргес на холмах Вестерфельд до Бендорф и Валлендар в долине Среднего Рейна). Затем этим бизнесом занялся Иоганн Вильгельм Хельмунд. Хельмунд был прусским консулом в Риге и сделал себе имя во время беспорядков в 1788 году. Он купил восемь участков земли в Сунде и построил там керамическую фабрику, производящую бутылки (фото 1 - в Сунде, за Дюной, недалеко от завода по производству бальзама, в удлиненном здании). Не удалось определить точное время начала работы фабрики, сокращение производства кувшинов для бальзама в Хиллшайде (Канненбекерланд) в 1790 году может быть связано с этим.

Керамическое производство для отгрузки бальзама было не единственной сферой деятельности Иоганна Вильгельма Гельмунда. В дополнение к пивоварне, его бизнес также включал лесопилку, и продажу различных товаров, о чем свидетельствуют объявления в "Rigische Anzeiger»: парижский нюхательный табак, голландский и испанский курительный табак, сигары, вина из разных регионов, гданьский дистиллированный алкоголь, такой как «Крамбамбуля» и «Золотая вода», английское пиво, сидр и винный уксус, швейцарский сыр, минеральная вода Selterser и Fachinger, английская стеклянная посуда. Хельмунд также управлял недвижимостью. Но, конечно, в ассортименте была также продукция собственного керамического завода (фото 2 - объявление от 1 октября 1806 года) и «Cöllnschen Thon» и "holl. Thon für glashütten" (что-то связанное с производством стекла, точно перевести не получилось).

Летом 1808 года была проведена рекламная кампания. С 20 июля по 7 сентября 1808 года несколько раз появляются его рекламные объявления: «Мастер керамической фабрики секретного владельца. Представитель коммерсанта и консула Хельмунда, Реми, сообщает, что для удобства покупателей у него есть грузовой речной корабль с ассортиментом кувшинов, горшков и т.д., который пришвартовался в Dünabrükke, и на котором он продает эту продукцию по заводским ценам».

В этом объявлении впервые упоминается директор фабрики Реми, имя, которое говорит о его владельце как о представителе уважаемой династии гончаров Канненбекерланда. Вполне естественно, что компания «Helmund & Sohn» задействовала опытных гончаров из Вестерфельда для управления своей керамической фабрикой. Путаницу создает другой представитель этой династии, появившийся в 1802 году как конкурент фабрики Иоганна Вильгельма Хельмунда и производитель керамических бутылок в Риге.

В Сунде, рядом с фабрикой Хельмунда, производитель Иоганн Реми предложил необычайно хорошие поливные керамические бутыли «с новой фабрики [...] по самой приемлемой цене». «Производителя кувшинов» Иоганна Реми можно проследить с момента крещения его детей в рижском Кинченбухе в 1798 и 1800 годах. Он приехал из Кобленца, был католиком и женился на Маргарите Ик.

Еще неизвестно, идентичен ли руководитель фабрики Реми гончарному мастеру Иоганну Реми, появившемуся в 1802 году. По словам Куглера, в это время в Ригу эмигрировали еще два ремесленника, изготавливавших керамические курительные трубки: Якоб Реми и Питер Реми. Последний, однако, переехал из Риги в Россию в 1801 году. Опрос этой группы мастеров в приходе Альсбах в 1769 году показывает, что мастера по изготовлению горшков, бутылей и кувшинов также делали трубки. Ответом многих на вопрос о том, смогут ли они работать в смежной отрасли, было: «только свисни». Поскольку, помимо производителя кувшина Иоганна Реми, Якоб Реми, вероятно, одновременно работал и в Риге, нельзя исключать, что он мог руководить предприятием «Helmund & Sohn».

Работа керамической фабрики сильно зависела от поставок на завод по производству бальзама, крупнейшего своего клиента. После закрытия завода она освоила новую сферу деятельности в производстве сахарных форм и бутылок для сиропа для сахарного завода в Риге, но не смогла надолго закрепить свои позиции на рынке, конкурируя с продукцией из Гамбурга и Нидерландов. Поэтому неудивительно, что после смерти Иоганна Вильгельма Хельмунда керамический завод был выставлен на продажу его вдовой в сентябре 1809 года. Предложение было повторено через полгода с альтернативой сдачи в аренду, и, наконец, 1 ноября 1810 года имущество было заложено за 6000 талеров. Следовательно, можно предположить, что производство керамики было прекращено не позднее 1809 года. Компания «Helmund & Sohn» была ликвидирована в 1821 году. К сожалению, не сохранилось никакой информации по работе керамической фабрики Иоганна Реми; вероятно, это предприятие просуществовало недолго после банкротства завода, производящего бальзам.

Кувшинные мануфактуры в районе Вестерфельда получили выгоду от закрытия фабрик в Риге. Они смогли постепенно увеличить свои продажи, но потерпели неудачу в конце 19-го века из-за возобновления участия немецких предпринимателей в этом регионе, потому что в 1895 году Зайс / Рихтер сообщил, что производители гончарных изделий понесли значительные потери из-за "конкурентов немецкого происхождения, появившихся в последние годы». Были запущены две керамических фабрики недалеко от Риги и Санкт-Петербурга с заводским оборудованием из Германии, специалистами из Нассау и Вестерфельда. Тем не менее, вестерфельдских кувшинов "экспортировались немало в Россию".


Традиционная благодарность Марии Степановой https://vk.com/aleidamt за перевод
old_bottles

Bernd Brinkmann. Керамические бутылки для рижского бальзама Кунца - подделки в 18 веке. Ч.1

Bernd Brinkmann. Керамические бутылки для бальзама Kunze из Риги - подделки в 18 веке. Ч.1.
(от переводчика: автор почему-то называет Сергея Лелюхина Симоном).

Несколько авторов уже сообщали о бутылках или кувшинах с бальзамом, или кувшинах с бальзамом , хотя и в основном случайных, в своих публикациях на тему кувшинов и доставки минеральной воды или в связи с находками на археологических раскопках . Впервые около 1752 года фармацевт Авраам Кунце в Риге изготовил бальзам, полученный в основном из побегов кедровой сосны, который был назван в его честь . Рига, теперь столица Латвии и самый большой город в Прибалтике, в то время принадлежал России. Во время Великой Северной войны (1700-1721), Эстония и Ливония были потеряны для шведов и стали территорией Российской Империи. Рига была административным центром Лифляндской губернии.

«Кунцевский бальзам» - постоянная борьба с имитациями

«Кунцевский бальзам» поставлялся на рынок в керамических кувшинах и бутылях, и служил главным образом как средство «от лихорадки, желудочных колик, зубной и головной боли, ожогов, обморожений и вывихов, помогает также при опухолях, ядовитых укусах, переломах рук и ног, особенно при закрытых, колотых и рубленых ранениях. Он лечит самые опасные основные раны за пять, самое большее шесть дней». В 1762 году один штоф (1,2 литра) бальзама от производителя, Авраама Кунце, стоил два талера.

После смерти Авраама Кунце в продаже в 1766 году появились «склянки» с бальзамом от Питера Даниэля Адама, который утверждал, что бальзам производился им в течение 25 лет и что Кунце «позаимствовал его у меня» . Вдова Авраама Кунце защищала себя от этого обвинения. В своем ответе она поинтересовалась, почему Адам не говорил об этом при жизни Кунце, и, в свою очередь, объявила, что «правильный целительный бальзам» можно получить только от нее.

В 1769 году подделки бальзама появились вместе с фальсифицированными печатями. Вдова Кунце еще раз заявила, что настоящий бальзам продается только в «бутылках, кувшинах и бутылях», которые имеют печать с инициалами «A.K.» и названием «BALSAM» . В 1770 году, после очередной жалобы от вдовы, городской совет в Риге объявил, что любой, кто продает бальзам, который не сделала вдова Ева София Кунце, будет платить штраф .

В августе 1774 года вдова снова предупредила о подделке и сослалась на запечатывание своих кувшинов и бутылей, но спустя четыре месяца Мартин Рослау объявил в прессе, что он «С Высочайшего позволения, настоящий так называемый бальзам Кунце – это бальзам, произведенный здесь, в Риге». Он также предупреждает о подделке и сообщает, что на упаковке его продукта имеются буквы «„M. R. Balsam» и к бутылям приклеена бумага, на которой отмечены его привилегия и адрес. Ссылка на «Высочайшее Позволение» указывает, что вдова Кунце боролась с имитаторами, а теперь потеряла свою привилегию быть в состоянии производить и продавать бальзам самостоятельно. Но и Мартин Рослау, как новый владелец привилегии, которая дала ему право «изготавливать и продавать так называемые бальзамы Кунце», воевал в 1777 году против «имитаций коммерческих людей» и получил официальную поддержку, опубликовавшую приказ, что нужно «воздерживаться от имитаций этого целебного бальзама во всех отношениях», а «непослушных» следует строго наказывать.

Как долго Мартин Рослау мог использовать эту привилегию, неизвестно. Бальзам привозился во многие города России в конце 1780-х годов, а также поставлялся за границу. Прибыльный бизнес продолжал манить завистливых людей, которые тоже хотели участвовать в нем мошенническими способами. Высшие уровни правительства и организаций были заинтересованы в защите привилегий производителя. Однако в соответствующих нормативных актах также упоминаются возможные негативные последствия для здоровья потребителей.

Тем временем привилегия на производство и распространение бальзама была предоставлена бизнесмену Симону Лелюхину из русского города Вязьма. Еще не было возможности определить, когда эта привилегия была предоставлена. Однако керамический фрагмент с инициалами С. Лелюхина 1786 года показывает, что он уже занимался бизнесом в то время.

По словам Экардта, генерал-губернатор в Риге граф Браун был далеко не бескорыстен, потому что Лелюхин обещал купить ингредиенты для производства бальзама в усадьбах графства и уже заплатил за это немалую сумму. Но Лелюхин также «внес свой вклад». Одобрение Императорской Медицинской Коллегии с подтверждением от действующего Сената дало привилегию продавать этот медицинский бальзам, сделанный им, по всей Российской империи и за рубежом».
2 февраля 1789 года Медицинская коллегия попросила правительство губернатора строго соблюдать запрет на имитацию и наказывать виновных. В случаях, когда таких мошенников поймают, торговцу Лелюхину и его агенту следовало «оказать всю помощь». В 1790 году указ еще раз подтвердил уникальную позицию производства бальзама Лелюхиным. Эти уведомления и соответствующие органы также показывают, что бальзам все еще считался лекарством, хотя было известно, что людям в России он тоже понравился «Подается как бренди, а также как ударяет в голову как арак».

Лелюхин начал производить бальзам в больших количествах в 1789 году и создал для этого фабрику на Клюверсгольме, острове на западном берегу Даугавы (нынешний островок Кливерсала в черте Риги) (фото 2).

Уже в следующем году рижский купец Ветошников хотел конкурировать с бальзамом Симона Лелюхина своим собственным травяным крепким алкогольным напитком. Поэтому именно был издан Указ, согласно которому Санкт-петербургской аптеке было приказано изготовить напиток в соответствии с инструкциями Ветошникова и отправить его в морские и полевые госпитали для проверки на больных. Заключение врачей было разрушительным: образец выглядел как бальзам, произведенный Лелюхиным, но «он не обладал достаточной целебной силой». В больницах медицинская профессия пришла к выводу, что травяной алкогольный напиток по рецепту Ветошникова, «имитирующий бальзам Лелюхина», не только бесполезен, но скорее вреден, но так называемый бальзам Кунце, изготовленный купцом Лелюхиным, как для внутренних, так и для внешних болезней невероятно целительный». Процесс завершился подтверждением того, что только Лелюхину было разрешено производить настоящий бальзам Кунце, а также соответствующим запретом на имитацию и угрозой наказания.

Симон Лелюхин умер 12 октября 1791 года. 3 ноября 1791 года это стало известно от его сына Георгия Лелюхина, «с которым его отец поделился секретом приготовления, [...] лечебный бальзам Кунце в будущем, как и сейчас, того же качества, что и раньше, будет изготовлен на упомянутых фабриках Лелюхина».

Однако успешное продолжение бальзамного бизнеса резко изменилось благодаря указу от 16 июля 1796 года, согласно которому бальзам в России можно было продавать только через аптеки. Это не повлияло на экспорт за границу, но для Лелюхина этот указ означал массу ограничений возможностей продаж. Это также заблокировало продажу очень больших запасов на заводе в Риге и на территории России.
Лелюхин попытался повторно выйти на рынок и какое-то время был успешен. Император Павел I одобрил продажу бальзама в количестве порядка 72 580 кувшинов, 38 376 кварт и 155 000 полукварт в августе 1797 года при определенных условиях. Одобрение было дано при условии, что данные по количеству сосудов для продажи предъявляются в Kameralhof (орган, который управляет коронным доходом губернаторов), где их должны были зафиксировать и поставить (на документе?) печать. На месте было важно убедиться, что не более указанного количества бальзама «было выставлено на продажу и что никто больше не выставлял».

Ограничения не остались без последствий для компании. По-видимому, производство было сокращено, так как в 1797 году в газетах появилась реклама, в которой Лелюхин предлагал для продажи перегонные кубы, бочки и другое операционное оборудование.

Аптекам также приходилось защищаться от подделок бальзама, и в 1806 году было объявлено, что «только в привилегированных рижских аптеках продается настоящий Рижский бальзам, а именно доступны штоф за 1 талер, половина штофа – за 25 марок, четверть штофа – за 15 марок и одна восьмая штофа – за 7,5 марок. Этот бальзам имеет название «Рижский бальзам» и следующие инициалы фармацевтов, которые выпускают его: I:C:K. – I:F:S. – I:A:A:L. – I:F:N. – G:L:S. – H:A:S. – I:G:B. – B:G:P.». Инициалы можно было ставить следующим владельцам рижских аптек:

«I.C.K.» - Иоганн Джордж Кирхгофф (1745-1810), аптека Kalkstrasse, владелец 1801-1810
«I.F.S.» - Иоахим Фридрих Шиллхорн (1756-1831), «Загородная аптека», владелец 1791-1821
«I.A.A.L.» - Иоганн Адольф Август Лютке (1765-1808), «Голубая аптека», владелец 1797-1808
«I.F.N.» - Иоганн Фридрих Мартин Ноа (1749-1809), «Зеленая аптека», владелец 1801-1809
«G.L.S.» - Герхард Людольф Зезен (1752-1831), «Королевская», позже «Львиная» аптека, владелец 1793-1831
- «H.A.S.» Генрих Август Шрайбер (1770-1846), «Маленькая аптека», владелец 1805-1814
- «I.G.B.» Иоганн Готтлиб Брандт (1756-1829), аптека «Hirsch», владелец 1782-1829
- «B.G.P.» Бенджамин Готлиб Преториус (1760-1828), аптека «Лебедь», владелец 1796-1824

Поскольку Георгий Лелюхин мог продавать свой бальзам только за границей, 27 мая 1807 года он обратился с просьбой к предпринимателям, которые торговали за границей из Риги, чтобы привлечь их к торговле бальзамами. Предположительно, эта мера должна была помочь ликвидировать оставшиеся запасы; работу фабрики по производству бальзама продолжать стало невозможно и в том же году ее закрыли.

Дальнейшее развитие рижского бальзамного бизнеса более подробно здесь обсуждаться не будет. Кстати, термин «Рижский бальзам» не использовался до начала 19-го века, в то время всегда говорили о «Кунцевском», с 1800-х его иногда называли «Рижским». Продажа бальзама - теперь уже не как лекарства, а как спиртного - действительно возобновилась после того, как компания Альберта Вольфшмидта вошла в бизнес в 1847 году. Однако традиция была сохранена: напиток, который теперь состоит из 24 ингредиентов, все еще можно найти в керамических бутылке, кувшине или в винных магазинах с широким ассортиментом, хотя порой для его розлива использовались стеклянные бутылки с соответствующей маркировкой.

Традиционная благодарность Марии Степановой https://vk.com/aleidamt за перевод
old_bottles

Таинственная бутылка советского ликёра Бенедиктин.

Досталась мне вот такая расчудесная бутылка. На первый взгляд- ничего необычного.
Но нет.
Буду краток:
1. Бутылка произведена "машинным способом" т.е. выдута не "вручную", а с помощью автомата или полуавтомата (характерные швы на фото видны).
2. Бутылка имеет указание ёмкости на дне в 1/40 ведра.
3.Бутылка имеет не только характерную форму, названую в честь ликёра Бенедиктин, но и надпись на тулове BENEDICTINE, как на зарубежных.

Клеймо на дне гласит, что бутылка произведена на воздвиженском стекольном заводе.
После Революции Воздвиженский стекольный завод заработал уже в 1919 году. "Ведомственная подчиненность завода и номенклатура выпускаемой продукции часто менялись; в разное время выпускались аптекарская посуда, бутылки для красок, бутылки водочные и молочные, оконное стекло, солдатские фляжки, бензоотстойники и др. В 1928 ВСЗ присвоено имя М. С. Урицкого."

Пока есть зацепка для датировки, на клейме нет упоминания Урицкого. Быть может бутылка до 1928 года? Но среди всех клейм, что мне удавалось видеть, Урицкий не упоминался нигде (в том числе и явно предвоенных бутылках). Зато на других клеймах, зачастую, упоминается Народный комиссариат местной промышленности РСФСР. А здесь вместо НКМП - надпись 40 В. и несколько крупных точек (узнать бы их происхождение)

По подсказке коллег, я выяснил, что существовал документ "Технико-экономического обоснование Воздвиженского стекольного завода" 1936 года, в котором обосновывалась необходимость использования полуавтоматов Шиллера на предприятии. (Про автоматы Шиллера подробнее здесь: https://old-bottles.livejournal.com/94965.html). То есть, очень похоже на то, что до 1936 г., бутылки выдувались вручную, а первые полуавтоматы на заводе появились не ранее 1936 г. Значит бутылка после 1936 года???

А как же клеймо в ведёрной системе? Ёмкость бутылки соответствует 1/40 ведра, да и чётко видно, что это не год 40Г, а ёмкость 40 В.


Волгоградский Музей мер и весов в статье "Проведение метрической реформы в СССР", пишет: "29 мая 1922 года декретом «Об отдалении срока введения метрической системы» был установлен новый срок – 1 января 1927 года. В этот период действительно были успешно осуществлены основные мероприятия. В повседневной практике было принято пользоваться как старыми, так и новыми мерами, указывая их параллельно. Распоряжением от 16 апреля 1927 года такое двойное обозначение запрещалось, и все меры предписывалось указывать исключительно в соответствии с метрической системой."

И действительно, из прейс-куранта виноградных вин, водочных изделий, коньяков и ликёров государственного треста "УЗБЕКСЕЛЬПРОМ" (московское отделение) за 1929 год видно, что ликёр бенедиктин фасуется в бутылки 1/2 , 1/4 и 1/10 литра. Значит бутылка до 1927 года???


Ничего не понятно. Плюс ещё указание латиницей названия напитка, уж наверняка это была запатентованая товарная марка. "В 1876 году Легран создал компанию «Бенедиктин», добившись от главы ордена официального разрешения на ЭКСКЛЮЗИВНОЕ право производить ликер" - из педивикии.


Да, и ещё, оригинальный рецепт Бенедиктина утерян монахами; тот, которым поделились с Леграном, содержится в строжайшем секрете а мы состав содержимого данной бутылки, скорее всего знаем. Хоть данные и из каталога 1957 года, думаю, что и раньше, в СССР он был такой же.
"Крепкий ликёр жёлто-зелёного цвета. Приготовлен на ароматном спирте "Бенедиктин", в состав которого входят дягилевый корень, кардамон, мускатный цвет, корица и другие виды ароматического сырья с добавлением коньяка, мёда и сахара. Ликёр имеет сладкий, несколько жгуче-горьковатый вкус и округлённый аромат. Крепость 43%. Содержание сахара -32 г. в 100 мл.